Проблемы квалификации посредничества во взяточничестве

Хуже положение соучастника и ввиду того, что к нему нельзя применить примечание к ст. 291.1 УК, т.е. освободить от ответственности, а к посреднику — можно. К тому же по-прежнему не очень ясно, какими действиями, отнесенными законодателем к пособничеству, можно охватить первый вид посредничества. Разве что назвать его действия «устранением препятствий для реализации соглашения между взяткодателем и взяткополучателем о получении и даче взятки» .
———————————
По одному из уголовных дел суд в приговоре указал: «Он (Дудин), являясь посредником в получении взятки, получив от Г. предназначенную для Пахомова взятку, скрыл ее, положив деньги в пакет, что следует из установленных судом обстоятельств дела, пытался устранить препятствия в получении взятки Пахомовым, выражавшиеся в том, что тот опасался получать взятку лично, то есть выполнил роль пособника в покушении Пахомова на получение взятки». См.: Определение Верховного Суда РФ от 18 января 2010 г. N 33-009-30.

Норма об ответственности за посредничество во взяточничестве, которой Уголовный кодекс РФ дополнен в мае 2011 г., сразу же породила на практике и в теории споры относительно содержания соответствующего уголовно-правового запрета .
———————————
См., в частности: Гарбатович Д. Посредничество во взяточничестве: преобразованный вид пособничества // Уголовное право. 2011. N 5; Капинус О. Изменения в законодательстве о должностных преступлениях: вопросы квалификации и освобождения взяткодателя от ответственности // Уголовное право. 2011. N 2; Ткачев И. Проблемы реализации уголовной ответственности за посредничество во взяточничестве // Уголовное право. 2012. N 2; Ткачев И.О. Ответственность за обещание или предложение посредничества во взяточничестве // Российская юстиция. 2012. N 3; Тюнин В.И. Посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ) // Российская юстиция. 2011. N 8; Шарапов Р., Моисеенко М. Отличие физического посредничества во взяточничестве от дачи взятки // Уголовное право. 2013. N 1. Указанные статьи размещены в СПС «КонсультантПлюс».

Вопросы квалификации посредничества во взяточничестве

Разрешение первого вопроса сводится к необходимости установления значительного размера взятки, который согласно примечанию 1 к ст. 290 УК РФ должен составлять не менее двадцати пяти тысяч рублей, а также к возможности привлечения посредника к ответственности по иным уголовно-правовым нормам в случае, если размер взятки не достигает значительного.

По общему правилу, закрепленному в ч. 1 ст. 9 УК, применению подлежит уголовно-правовая норма, которая действовала во время совершения преступления. Вместе с тем согласно ч. 1 ст. 10 УК уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

В свою очередь, Е. В. Марьина развивает указанную мысль, отмечая, что при квалификации мнимого посредничества как мошенничества следует устанавливать направленность умысла мнимого посредника, в то время как на практике этого не происходит в связи с тем, что состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 291.1 УК РФ, является формальным, и следственные органы не устанавливают всех участников цепочки, что, в свою очередь, не позволяет с достоверностью установить умысел мнимого посредника. Как отмечает автор, «…недопустима ситуация, когда к уголовной ответственности привлечен только посредник, а взяткополучатель не установлен или отсутствует» [5, c. 80–83].

В свою очередь, Ю. А. Клименко, отмечая, что норма ч. 1 ст. 291 УК РФ оставляет открытым вопрос о квалификации посредничества в размере менее значительного, на основании анализа материалов судебной практики делает вывод о том, что в ее рамках посредничество в незначительном размере зачастую рассматривается как непреступное и, соответственно, ненаказуемое, что недопустимо в условиях ужесточения антикоррупционной политики. Предлагая решение рассматриваемой проблемы, автор также полагает, что в таком случае посредничество во взяточничестве следует квалифицировать по ч. 5 ст. 33 и ст. 290 или 291 УК РФ, то есть как соучастие в получении или даче взятки, а именно — пособничество. Немаловажно при этом то, что автор развенчивает мнение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, отметившей в одном из дел, что такая квалификация невозможна в связи с тем, что ухудшает положение виновного. Напротив, как отмечает автор, она улучшает положение виновного, что следует из анализа соответствующих норм, предусматривающих ответственность за указанные преступления [4,c.96–105].

Сложные вопросы квалификации посредничества во взяточничестве

В начале выступления спикер напомнил о введении несколько лет назад уголовной ответственности по ст. 291.1 УК РФ за посредничество во взяточничестве. Профессор отметил, что в УК РСФСР 1960 г. ответственность за похожее преступление была сформулирована, но более общо. В 1960-е гг. Пленум Верховного Суда СССР дал разъяснение, которое позволяло отнести к посредничеству и физическое, и интеллектуальное, т.е. все то, что сейчас указано в ныне действующем уголовном законе.

Вам будет интересно ==>  Ученический Билет Школьника

Профессор перечислил примеры квалификации соучастия во взяточничестве. Например, 15 студентов передали преподавателю взятки каждый по 2 тысячи рублей за успешную сдачу экзамена. У каждого из студентов его взятка образовывала одно самостоятельное преступление, в то время как у преподавателя – 15 самостоятельных эпизодов получений взяток.

КАЛАТОЗИ Д

Одной из самых распространенных и опасных форм коррупционных преступлений, имеющей в России глубокие исторические корни, является взяточничество. В процессе квалификации взяточничества значительные трудности возникают с правовой оценкой поведения посредника, в частности при:

Аналогичной правовой позиции придерживаются С. Д. Белов и Н.В. Чекмачева, которые считают, что за передачу взятки в размере 24990 руб. по поручению взяткополучателя, совершающего действия, сопряженные с вымогательством взятки, посредник не понесет никакой ответственности, а деяния взяткополучателя при этом подлежат квалификации по п. « б » ч. 5 ст. 290 УК РФ. 10 То есть фактически действия лица, которые были направлены на способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в незначительном размере (в частности: передача взятки до 25 тыс. руб.), декриминализованы, что является достаточно странным в условиях ужесточения государственной политики в противодействии коррупционной преступности.

В примечании к ст. 291-1 УК РФ для посредника во взяточничестве предусмотрен специальный вид освобождения от уголовной ответственности. Установлено, что лицо, являющееся посредником во взяточничестве, освобождается от уголовной ответственности, если оно выполнило следующие два обязательных условия: 1) после совершения преступления активно способствовало раскрытию и (или) пресечению преступления; 2) добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о посредничестве во взяточничестве. И если посредник во взяточничестве выполняет эти два условия, то он должен быть в обязательном порядке освобождён от уголовной ответственности. Однако в литературе высказано и иное толкование содержания примечания. Так, В. Борков полагает, что посреднику достаточно дать признательные показания, назвать время и место передачи взятки, и о совершённом преступлении можно забыть4. Но, как было отмечено, для освобождения от уголовной ответственности посредника этого будет недостаточно. В обязательном порядке необходимо ещё и добровольное сообщение органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о посредничестве во взяточничестве.

чество во взяточничестве относится к категории преступлений с формальным составом. Оно будет считаться оконченным с момента передачи хотя бы части взятки от взяткодателя взяткополучателю (с этого момента будут считаться оконченными и получение взятки, ст. 290, и дача взятки ст. 291 УК РФ) либо с момента иного способствования в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки. Вот после иного способствования речь может идти о пресечении преступления, но только не посредничества во взяточничестве (оно уже состоялось), а о даче или получении взятки, т. е. о пресечении взяточничества. Поэтому добровольное сообщение органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о посредничестве во взяточничестве, а также активное способствование раскрытию преступле-

Исследуя данную норму, выделяются такие виды посредничества во взяточничестве как: вид представления непосредственной передача взятки по получению взяткодателя или взяткополучателя; и другой вид способствования взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении или в реализации соглашения между ними о получении и даче взятки. Говоря о первом виде, возникает вопрос о предмете взятки. Свободная передача предмета взятки возможно исключительно тогда, когда предмет взятки материален. Следует выделить, что предметом взятки кроме вещей, денег, ценных бумаг, иного имущества выступают так же и имущественные права, правдивое вручение каковой не представляется возможным[1]. При условиях совершения методов преступления следует выделить, в первую очередь, статью 291.1 Уголовного кодекса Российской Федерации по сравнению со статьей 174.1 УК РСФСР, устанавливающая возможность исключительно уголовно-правового запрета на посредничество во взяточничестве, не раскрывая его признаков[1].

Действия виновного следует охарактеризовать как соучастие в получении или даче взятки, поскольку значительный размер разумным признаком состава не является. Если посредник совершает действия по способствованию в достижении или выполнения соглашения между взяткодателем и (или) взяткополучателем о получении или даче взятки, то деяние может быть признано как приготовление к даче или к получению взятки. Приготовление к преступлениям, которая предусматривает часть 1 статьи 290 Уголовного кодекса Российской Федерации, часть 1, а так же часть 2 статьи 291 Уголовного кодекса Российской Федерации (преступления небольшой и средней тяжести), конкретизируется частью 2 статьи 30 Уголовного кодекса Российской Федерации уголовно ненаказуемым[2].

Вам будет интересно ==>  Бесплатный Жд Проезд Ветеранам Труда

Посредничество во взяточничестве: особенности, виды наказания

При этом необходимо обратить внимание на то, что если взяткодатель решил не принимать предмет взятки, то поступок того, кто предмет передает, расценивается как покушение на возможное посредничество. Поступок взяткодателя в этом случае становится покушением на дачу денежного вознаграждения или другого вида взятки.

Ответ: уголовный кодекс РФ предусматривает, что при недостижении размера взятки от 25 тыс. рублей виновник избегает уголовной ответственности, так как она не предусмотрена законом. Таким образом, если размер взятки оказался ниже суммы, представленной в УК РФ, действия лиц в этом случае считаются декриминализованными.

Посредничество во взяточничестве: уголовно-правовая характеристика и проблемы квалификации

Ст. 291.1 УК РФ (Статья введена Федеральным законом от 04.05.2011 №97-ФЗ). Посредничество во взяточничестве, то есть непосредственная передача взятки по поручению взяткодателя или взяткополучателя либо иное способствование взяткодателю и (или) взяткополучателю в достижении либо реализации соглашения между ними о получении и даче взятки в значительном размере.

Лицо, являющееся посредником во взяточничестве, освобождается от уголовной ответственности, если оно после совершения преступления активно способствовало раскрытию и (или) пресечению преступления и добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о посредничестве во взяточничестве (Примечание к ст.291.1 УК РФ).

Преступление было совершено при следующих обстоятельствах. Гражданин Б. и Ж. обратились к заведующему юридической консультации Д., с просьбой за взятку работнику прокуратуры помочь добиться освобождения их сыновей от уголовной ответственности. Д. зная, что старший следователь районной прокуратуры Борисов ищет лиц, которым необходимо оказать «помощь» за вознаграждение в разрешении уголовных дел, согласился на взятку, по которой Борисов вынесет постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Получив от Б. денежную сумму, Д. часть передал Борисову, а часть оставил себе.

О. Капинус считает, что главным критерием отграничения должна служить принадлежность имущества, передаваемого от взяткодателя взяткополучателю. Если лицо передает чиновнику за действия (бездействия) в пользу третьего лица свои денежные средства, то передающее лицо – взяткодатель. Но если это средства самого третьего лица, то передающее лицо – посредник. [23]

Предложение П. Яни квалифицировать содеянное как дачу взятки группой лиц по предварительному сговору вызывает возражение. В таком случае дополнительная оценка действий исполнителя услуги в оплаченной ее части взяткодателем как посредничество во взяточничестве является двойным вменением, ибо невозможно в одном и том же преступлении выполнять одновременно роль взяткодателя и посредника в даче взятки. Кроме того, признание лиц субъектами дачи взятки группой лиц по предварительному сговору возможно при условии, если каждый из них выполняет роль взяткодателя и является соисполнителем одного и того же преступления. В рассматриваемом случае имеет место совокупность составов дачи взятки.

  1. Как квалифицировать действия лиц, одно из которых в целях совершения должностным лицом действий (бездействия) в свою пользу передает в качестве взятки материальные ценности через другое лицо, с одновременной просьбой к последнему увеличить за его счет размер передаваемого незаконного вознаграждения?

В теории уголовного права выводы и положения диссертации могут быть использованы в исследованиях составов дачи и получения взятки, других преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, а также преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, в научно-практических комментариях действующего законодательства.

Теоретическая значимость исследования. Диссертация, являясь системным уголовно-правовым исследованием посредничества во взяточничестве, систематизирует уже имеющиеся знания по данной проблеме, значительно углубляет и расширяет их, обозначает проблемы и развивает направления для дальнейших научных разработок в области уголовно-правового противодействия взяточничеству.

Посредничество во взяточничестве: ст

Часть 4-ая подразумевает те же меры пресечения, но сами суммы штрафов увеличены в 10 раз. Если рассмотреть их по 5-ой части, то можно отметить, что они — такие же, как, например, в случае обещания в посредничестве в даче взятки, устанавливается уплата штрафа с лишением права осуществлять некоторые виды деятельности на 3 года.

Рагимов Х., согласился помочь и через своего знакомого встретился с руководителем военного следственного отдела СК РФ по АО, который сообщил ему данные о номере телефона Кокшарова, представив его как лицо, имеющего знакомых среди сотрудников Следственного управления. Далее Рагимов Х., исполняя поручение взяткодателя, встретился с Кокшаровым, действовавшим в рамках оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент», и предложил тому выступить посредником в даче взятки одному из работников Следственного управления за незаконное прекращение процессуальных действий в отношении ООО «Версо-М». Затем Рагимов Х. сообщил взяткодателю о том, что он подыскал посредника, который передаст взятку, а иное лицо сообщило сумму в 50000-100000 долларов США, которую он готов был передать в качестве взятки за указанные действия. 19 января 2012 года Рагимов Х. оговорил с Кокшаровым размер взятки, которую он пожелал лично как посредник передать одному из работников Следственного управления за указанные незаконные действия. 20 января 2012 года Рагимов Х. и взяткодатель в ходе встречи подтвердили Кокшарову намерение передать взятку начальнику следственного отдела, где работал находившийся у него в подчинении следователь, осуществлявший расследование дела, окончательно согласовали ее размер – 3 000 000 руб., оговорили способ и место передачи денег, а также незаконные действия, которые начальник следственного отдела должен будет совершить в интересах иного лица. 21 января 2012 года Рагимов Х. одолжил взяткодателю 1 500 000 руб. Иное лицо в присутствии Рагимова Х. передало Кокшарову для последующего вручения начальнику следственного отдела взятку в виде денег в особо крупном размере в сумме 2 995 000 руб. за совершение незаконных действий. Но свой умысел до конца Рагимов Х. довести не смог в связи с тем, что сразу после передачи денег Кокшарову был задержан (Архангельский областной суд, дело № 2-55-2012).Действия Рагимова Х. квалифицированы судом по ч. 3 ст. 30 и ч. 4 ст. 291.1 УК РФ, как покушение на иное способствование взяткодателю в достижении и реализации соглашения между ними о даче взятки за совершение заведомо незаконных действий в особо крупном размере. Уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве по ч. 1 ст. 291.1 УК РФ наступает при условии, когда размер взятки является значительным, т.е. превышает 25 000 рублей.

Вам будет интересно ==>  Гипноз По Телефону

Посредничество во взяточничестве: проблемы теории и правоприменения

Совершенно иначе считает Е. Краснопеева. Автор полагает, что по содержанию и характеру действий, фактически совершаемых при посредничестве во взяточничестве, посредник не может быть отнесен к исполнителю (соисполнителю) дачи или получения взятки, организатору этих деяний или подстрекателю к тому или другому и представляет собой пособника. Следовательно действия посредника фактически состоят в пособничестве взяткодателю или взяткополучателю совершить уголовно наказуемое деяние. В этой связи посредник во взяточничестве, организовавший дачу — получение взятки или подстрекавший к этому, утрачивает уголовно — правовое значение посредника и представляет собой организатора указанных преступлений или подстрекателя к их совершению. Между тем, Е. Краснопеева утверждает, что сопоставление признаков посредничества во взяточничестве, с одной стороны, и пособничества, с другой, не дает оснований для столь категоричного суждения, так как согласно ч. 5 ст. 33 УК РФ пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы. См.: Краснопеева Е. Квалификация посредничества и соучастия во взяточничестве // Законность. 2002. № 2. С. 35-37. Исходя из данного определения и дифференцируя посредничество во взяточничестве на интеллектуальное и физическое, по мнению автора, пособничеством бесспорно возможно признать только интеллектуальное посредничество во взяточничестве, т.е. такое, которое проявляется в советах, указаниях или предоставлении информации. Подобное посредничество рассматривалось в качестве соучастия в даче или получении взятки (по ст. 33 и ст. ст. 291 или 290 УК РФ). Однако в связи с тем, что физическое посредничество во взяточничестве, по мнению Е. Краснопеевой, не обладало ни одним из признаков, альтернативно характеризующих пособничество (по ч. 5 ст. 33 УК РФ), а также из-за отсутствия отдельной нормы об ответственности за посредничество во взяточничестве по УК РФ 1996 г. это деяние не являлось преступлением (к примеру, в случае непосредственной передачи взятки). Отмеченное позволяло констатировать о наличии пробела в уголовном законе. Однако на мой взгляд, учитывая правоприменительную практику, данный вывод является недостаточно обоснованным. Подтверждающие тезис аргументы будут изложены ниже.

Одной из самых распространенных и опасных форм коррупционных преступлений, имеющей в России глубокие исторические корни, является взяточничество. В процессе квалификации взяточничества значительные трудности возникают с правовой оценкой поведения посредника, в частности при:

Уголовная ответственность за посредничество во взяточничестве

Статистика показывает, что «помочь» взяткополучателям и взяткодателям в достижении их цели не так уж мало. Так, за 10 месяцев 2019 года органами правоохраны зарегистрировано 825 фактов посредничества во взятке, что на 13,2% больше, чем за тот же период 2017 (729).

С любой из вышеуказанных форм ответственности может применяться дополнительное наказание – до 5 лет лишения права замещать определенные должности и осуществлять конкретную деятельность. С тюремным заключением может назначаться и штраф до 30-кратной взятки.

Ссылка на основную публикацию