Аналогия Закона Отменена В Уголовном Праве России

Аналогия в уголовном праве: история и современность Текст научной статьи по специальности; Право

В науке признается, что аналогия уголовного закона быта орудием борьбы с инакомыслием, неугодным культу личности. Такой альянс позволял признать деяния преступными, если они представляли опасность для социалистического общества и даже если они не были предусмотрены Особенной частью УК [1]. Однако, не все общественно опасные деяния можно было сводить к инакомыслию. Например, Д.С. Злыщенко пишет о том, что в УК РСФСР

УК РФ 1996 года имел свое предназначение — справиться с валом преступности в переходный период, однако, с этой задачей он не справился. Как же бороться с преступностью, если законодатель не видит или не хочет видеть новых преступлений, квалифицирующих признаков преступлений, не закрепляет или не хочет закреплять их в кодексе, а преступность растет, несмотря на декриминализацию деяний, а экономика страны приходит в упадок от разоряющих ее экономических, экологических, должностных и других преступлений?

Об аналогии уголовного закона

Аналогия закона прямо предусмотрена некоторыми действующими законодательными актами России. Так, в п.1 ст.6 Гражданского кодекса РФ установлено, что в случаях, когда предусмотренные п.п.1 и 2 ст.2 ГК РФ отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). Сходные правила применения закона по аналогии предусмотрены в ст.5 Семейного кодекса РФ, ч.4 ст.1 Гражданского процессуального кодекса РФ и ч.6 ст.13 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Целый ряд пробелов содержит ст.58 УК РФ, регулирующая назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения. Так, в ней не определено, какой вид учреждения должен быть назначен мужчинам, осужденным за совершение тяжкого преступления, ранее отбывавшим лишение свободы, если их действия не содержат рецидива преступлений (в силу того, что первое преступление было совершено по неосторожности или в несовершеннолетнем возрасте). В абзаце 3 п.8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2001 года № 14 «О практике назначения судами видов исправительных учреждений» судам предписывается назначать в таких случаях вид исправительного учреждения в соответствии с п. «б» ч.1 ст.58 УК РФ[3] (т.е. исправительную колонию общего режима), хотя сам этот пункт предусматривает применение такого вида исправительного учреждения лишь к тем мужчинам, которые осуждены за совершение тяжких преступлений и ранее не отбывали наказание в виде лишения свободы. Следовательно, Пленум Верховного Суда РФ рекомендует применять указанную норму в порядке аналогии уголовного закона.

После указанных изменений органами МВД стали возбуждаться уголовные дела по фактам незаконной организации азартных игр по ст. 171 (Незаконное предпринимательство) УК РФ, которые прекращались судами за отсутствием состава преступления на основании ч. 2 ст.3 УК РФ – запрет аналогии уголовного закона. Такая позиция судов поддерживалась только учеными , а обществом такие решения судов воспринимались как незаконные и способствующие повсеместному процветанию индустрии азартных игр.

Ярким примером аналогии права, на наш взгляд, является уголовное дело женской панк — группы «Пусси Райот». Двое участниц Pussy Riot были осуждены к реальным срокам лишения свободы за известный панк-молебен, который был совершен ими в Храме Христа Спасителя. Их поступок был квалифицирован по ст. 213 УК РФ «Хулиганство», ч.1 которой устанавливает:

Применение уголовного законодательства в рамках того или иного дела подразумевает квалификацию какого-либо деяния правонарушителя. Если использовать аналогию, мы в прямом смысле дадим поступку преступника квалификацию по законодательной норме, которая в целом не предусматривает такого преступления. Согласитесь, такая возможность нарушает в целом все нормы справедливости и морали.

Вам будет интересно ==>  В Подьезде Нет Радиаторов Отопления Должен Ли Собственник Оплачивать Холодный Подьезд У Собственника Индивидуальное Отопление

Согласно Гражданско-процессуальному кодексу нашей страны, в случае отсутствия в данном документе какой-либо нормы, необходимой для урегулирования вопроса, возникшего в рамках гражданского судебного производства, суды федерального уровня имеют право принять решение, которые в каком-либо ином случае послужило инструментом регулирования похожего случая. Такой механизм принятия решений и носит название аналогии закона.

Толкование уголовного закона также различают по объему. В этой категории толкование бывает буквальным, расширительным и ограничительным. Буквальное толкование уголовного закона подразумевает под собой уяснение и разъяснение текста закона в полном соответствии с использованными в его тексте терминами и словами. Как правило, закону дается именно буквальное толкование. Однако нередки случаи, когда при формировании текста уголовного закона используются слова и термины в более широком или, наоборот, узком смысловом значении, чем они используются в неофициальном общении (например, ст. 153 УК РФ).

Говоря о толковании, нельзя не затронуть вопрос об аналогии уголовного закона. Так после принятия в 1958г. Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик в литературе по уголовному праву неоднократно подчеркивалось, что применение уголовного закона по аналогии в отечественном уголовном праве не допускается. В действующем на данный момент Уголовном Кодексе этот принцип стал нормой. Справедливость его существования не подлежит сомнению, поскольку преступность и наказуемость деяния определяются исключительно уголовным законом, действовавшим во время его совершения, а преступлением признается только общественно опасное деяние, прямо запрещенное уголовным законом. Применение закона по аналогии привело бы к грубейшим нарушениям законности в процессе борьбы с преступностью, к необоснованному привлечению к уголовной ответственности людей, не нарушавших закон.

Замечание: отсутствие институт аналогии в уголовном праве

Преступлением может быть признано только такое деяние, которое прямо предусмотрено УК, и следовательно, уголовная ответственность может наступить только за заранее предусмотренное действие. Эта идея признана всеми демократическимиправовыми системами и направлена на защиту свободы личности. Во всех остальных отраслях права аналогия так или иначе используется.

Более того, согласно опять-таки общепризнанному в мировой юридической практике принципу суд не вправе отказать гражданину в разрешении спора под предлогом отсутствия закона. Он обязан принять дело к рассмотрению и разрешить его по существу, используя институт аналогии. Этот принцип сохраняет силу и в российском праве. Исключения составляют лишь случаи, перечисленные в ст. 134ГПК, когда суд может отклонить заявление «просителя».

Действие закона в отношении отдельных (категорий) лиц. Уголовно-процессуальное законодательство РФ распространяется на производство по уголовным делам о преступлениях совершенных: а) гражданами РФ; б) лицами без гражданства; в) лицами с двойным гражданством; г) иностранными гражданами, не пользующимися дипломатической неприкосновенностью (ст. 3 УПК).

Говоря о пределах действия уголовно-процессуального законодательства, следует также иметь в виду, что в отношении ряда лиц в уголовном процессе (Президент РФ, кандидаты в Президенты РФ, депутаты и кандидаты в депутаты Государственной Думы, члены Центризбиркома, судьи всех судов РФ, адвокаты и т. п.; ст. 447 УПК) действуют личные привилегии или иммунитеты существенно ограничивающие по отношению к ним применение тех или иных уголовно-процессуальных норм. Подробнее они будут рассмотрены при изучении соответствующих тем и разделов курса, где и будет раскрыто их содержание и пределы действия в общей системе уголовно-процессуальных отношений и норм (гл. 52 УПК).

Статья 3 УК РФ

4. В праве различают аналогию закона и аналогию права. Аналогия закона — это применение к общественным отношениям, требующим правового регулирования, но не предусмотренным прямо законом или подзаконным актом, правовых норм, регулирующих сходные отношения. Аналогия права — это применение в подобных же ситуациях общих начал и принципов соответствующей отрасли права или правового института.

2. Комментируемая статья 3 УК РФ в отличие от многих других законодательных актов дает весьма строгое истолкование понятия законности: преступность и наказуемость деяния могут быть определены оперативным уполномоченным, следователем, прокурором и судом (другими должностными лицами, участвующими в уголовном судопроизводстве) только на основе УК РФ. С учетом положения ч. 1 ст. 1 УК РФ о том, что «новые законы, предусматривающие УО, подлежат включению в настоящий Кодекс», позиция законодателя представляется еще более последовательной.

Вам будет интересно ==>  Вредность В Печатном Производстве

Вместе с тем существование оценочных, альтернативных, бланкетных, отсылочных понятий, наличие противоречивых, коллизионных норм в уголовном законодательстве РФ обусловливают вынужденную, но объективную необходимость ограниченного применения аналогии как способа преодоления пробелов в уголовном законе и рассмотрения дела в разумные сроки, с учетом недопустимости аналогии норм о преступности и наказуемости, а также на основе принципа разрешения таким методом всех сомнений в пользу обвиняемого лица . Так, невозможность назначения наказания в виде лишения свободы в отношении несовершеннолетних за впервые совершенное преступление небольшой тяжести (ч. 6 ст. 88 Уголовного кодекса РФ) следует трактовать как запрет на его применение в любых других случаях, в том числе и при злостном уклонении от отбывания назначенного наказания (например, по основаниям, предусмотренным ч. 5 ст. 50 УК).
———————————
Видными мыслителями неоднократно отмечалось, что всякое право есть применение одинакового масштаба к неодинаковым людям, что закон всеобщ. Случай, который должен быть определен на основании закона, единичен. Чтобы подвести единичное под всеобщее, требуется суждение. Суждение проблематично… (См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 66 — 67; Соч. Т. 19. С. 129; Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 33. С. 93; и др.).

Во-вторых, содержание законности включает в себя неотвратимость установленной и возложенной на определенный круг субъектов ответственности: лицо подлежит ответственности с учетом законодательно определенных субъектных (как общих, так и специальных) признаков за каждое из совершенных им преступлений, в том числе за их множественность в виде совокупности и рецидива преступлений (см. ст. ст. 17, 18 УК).

При сопоставлении содержания ч. 1 и 2 ст. 3 УК возникает несколько вопросов, связанных со сферой действия части второй данной статьи. Вопервых, ограничивается ли требование о недопустимости применения уголовного закона по аналогии только рамками преступления, наказания и иных уголовноправовых последствий или же это означает полное исключение аналогии закона? Вовторых, является или нет указанный запрет лишь дополнительной, более четко выраженной, по сравнению с ч. 1 ст. 3 УК, своеобразной защитой от аналогии закона, или он охватывает всю сферу уголовноправового регулирования? И, в третьих, возможен ли абсолютный, полный запрет на применение аналогии в уголовном праве? *(11) Позиции ученых по первому вопросу противоречивы. Так, Н.Д. Дурманов в свое время утверждал, что указание ст. 3 и 7 Основ, устанавливающее в качестве обязательного правила, что уголовной ответственности подлежит только лицо, виновное в совершении общественно опасного деяния, предусмотренного законом, «означало полную отмену аналогии уголовного закона» *(12). Столь же категоричен был и В.Н. Карташов, также утверждавший, что исключение аналогии нужно распространить на всю отрасль уголовного права, включая и его Общую часть *(13).

Так, были зафиксированы многочисленные факты осуждения за изнасилование по ст. 117 УК 1960 г., в то время как имело место совершение иного деяния, а именно насильственных действий сексуального характера, ответственности за которые УК РСФСР не предусматривал. Это, несомненно, следовало рассматривать как пробел в уголовном праве, вызванный, по мнению А.Н. Игнатова, недостаточной разработанностью проблемы уголовной ответственности за половые преступления *(3). Однако Пленум Верховного Суда СССР в постановлении по конкретному уголовному делу разъяснил: «Насильственное совершение полового акта в извращенной форме надлежит квалифицировать как изнасилование» *(4). Такое же решение принял и Президиум Верховного Суда РСФСР по делу Григоряна и Петухова: «Действия лица, совершившего насильственный половой акт в извращенной форме, подлежат квалификации по ст. 117 УК» *(5).

Допускается ли применение уголовного закона по аналогии: УК РФ

  • Недопустимо применение аналогии права/закона государственными органами (например, при исчислении пенсионного стажа и др.), которые обязаны руководствоваться предписаниями нормативных актов.
  • Граждане свободны в определении содержания своих заявлений, запросов и т. д., адресованных государственным органам. Кроме того, они вправе обжаловать действия/бездействие, то есть выступать инициаторами аналогии права/закона в правоприменительной деятельности.
Вам будет интересно ==>  Реновация Восточный Округ Богородское

Использовать аналогию права и аналогию закона вправе только юрисдикционные органы при разрешении споров. В данном случае можно вести речь не только о суде, но и об органах административной юрисдикции (гл. 23 КоАП РФ). При этом соблюдаются следующие условия:

Исходя из принципов законности, гуманизма, цели обеспечить гражданскую свободу и спокойствие каждого, применение уголовного закона по аналогии в настоящее время в большинстве государств не допускается. В Российской Федерации данный вопрос разрешен таким же образом в ч. 2 ст. 3 УК РФ, прямо запретившей применение уголовного закона по аналогии. До 1958 г. советское уголовное законодательство допускало применение закона по аналогии.

Второй вид аналогии — аналогия закона. Аналогия уголовного закона — это применение к деянию, признаваемому общественно опасным, ответственность за которое не была предусмотрена законом в момент его совершения, уголовного закона, устанавливающего ответственность за наиболее сходное преступление.

Таким образом, для применения положений данной статьи требуется соблюдение двух необходимых условий. Во-первых, отношения, о которых идет речь в статье, должны находиться в границах правового поля, регулируемого гражданским законодательством (ст. 2 ГК). Во-вторых, данные отношения не урегулированы конкретными правовыми нормами, содержащимися в законах, иных нормативных актах или обычаях делового оборота. Иными словами, в части рассматриваемых отношений имеется пробел в источниках гражданского права. Аналогия закона имеет приоритет перед аналогией права. Также следует пояснить, что аналогия закона и аналогия права ранее предусматривались лишь в гражданско-процессуальном законодательстве.

Статья 6 ГК РФ допускает применение гражданского законодательства по аналогии. Так, ч. 1 настоящей статьи гласит, что в случаях, когда предусмотренные гражданским законодательством отношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона).

Аналогия Закона Отменена В Уголовном Праве России

Возможность применения аналогии уголовного закона прямо предусматривалась в ст. 10 УК РСФСР 1922 г.: «В случае отсутствия в Уголовном кодексе прямых указаний на отдельные виды преступлений наказания или меры социальной защиты применяются согласно статей Уголовного кодекса, предусматривающих наиболее сходные по важности и роду преступления, с соблюдением правил общей части сего Кодекса».

История дооктябрьского и советского времени свидетельствует о том, что в России применение уголовного закона по аналогии допускалось, как это также имело место и в уголовном праве зарубежных стран в канун буржуазных революций, а также и после становления буржуазного общества. Исторически появление запрета аналогии в уголовном праве связано с утверждением и законодательным закреплением принципа «Nullum crimen, nullum poena sine lege». Запрет применения аналогии в уголовном праве был обоснован в начале XIX в. Ч. Беккариа и А. Фейербахом в качестве протеста народа развивающегося правового государства против произвола судей. Начиная с XVI в. уголовное законодательство большинства государств давало право судьям признавать преступными и наказывать не только деяния, прямо предусмотренные законами, но и деяния, преступность которых вытекала из духа закона или так называемого естественного права. В одном из решений уголовного кассационного департамента Сената царской России было указано на следующее:

Допускается ли применение уголовного закона по аналогии: УК РФ

Использовать аналогию права и аналогию закона вправе только юрисдикционные органы при разрешении споров. В данном случае можно вести речь не только о суде, но и об органах административной юрисдикции (гл. 23 КоАП РФ). При этом соблюдаются следующие условия:

  • Недопустимо применение аналогии права/закона государственными органами (например, при исчислении пенсионного стажа и др.), которые обязаны руководствоваться предписаниями нормативных актов.
  • Граждане свободны в определении содержания своих заявлений, запросов и т. д., адресованных государственным органам. Кроме того, они вправе обжаловать действия/бездействие, то есть выступать инициаторами аналогии права/закона в правоприменительной деятельности.
Ссылка на основную публикацию