Военнослужащий Выводиться А Распоряжение В Свяс Возбуждением Уголовного Дела

Условия контракта о прохождении военной службы, относящиеся к обязанностям военнослужащего, включают в себя его обязанность проходить военную службу в течение установленного контрактом срока, добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Именно при невыполнении военнослужащим этих условий он может быть досрочно уволен с военной службы по основанию, предусмотренному подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» — в связи с невыполнением им условий контракта.

III. Как поступать должностным лицам органов военного управления, если у военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, и зачисленного в распоряжение командира (начальника) в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела, не истек срок контракта о прохождении военной службы?

Вывод военнослужащего в распоряжение в связи с возбуждением уголовного дела

Добрый день! Подскажите пожалуйста, на каком основании военнослужащего могут перевести в распоряжение. Могут ли это сделать, не уведомив военнослужащего? В какие сроки и каким образом командование обязано уведомить военнослужащего о переводе его в распоряжение?Спасибо!

Как видно, данный Приказ установил два основных критерия, определяющих указанные полномочия: должностное лицо, осуществляющее назначение военнослужащего на ту или иную воинскую должность, должно соответствовать определенному уровню среди руководителей органов военного управления, а также в его непосредственном подчинении должен находиться кадровый орган, под которым понимается кадровая группа или выше.

д) в связи с переводом из Вооруженных Сил Российской Федерации в федеральный орган исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, и наоборот, а также из одного федерального органа исполнительной власти, в котором предусмотрена военная служба, в другой — не более чем на три месяца;

1. Для решения вопросов дальнейшего прохождения военной службы военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, могут быть зачислены в распоряжение, как правило, ближайшего прямого командира (начальника), имеющего право издания приказов, должностным лицом, имеющим право назначения на воинскую должность, которую замещает указанный военнослужащий.

Вывод в распоряжение военнослужащих

Вас вывели в распоряжение (за штат) командира войсковой части. Сразу возникает вопрос, какие обязанности должен выполнять военнослужащий в распоряжении (за штатом). Имеют ли право назначать в наряд, отправлять в командировки и вообще, что обязан делать, а что нет. Ни в одном военном законодательстве не прописано конкретно, какие обязанности должен выполнять военнослужащий в распоряжении (за штатом).

Для решения вопросов дальнейшего прохождения военной службы военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, могут быть зачислены в распоряжение, как правило, ближайшего прямого командира (начальника), имеющего право издания приказов, должностным лицом, имеющим право назначения на воинскую должность, которую замещает указанный военнослужащий.

Решение вопроса о временном отстранении от должности производится с участием прокурора, обвиняемого, его защитника, а также следователя, дознавателя, вынесшего указанное постановление, и иных участников уголовного процесса (переводчиков и т.п.). Перед принятием решения судья заслушивает мнение прокурора, следователя (дознавателя), обвиняемого и его защитника, после чего выносит постановление. Постановление о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого военнослужащего от должности направляется по месту его службы. На основании указанного постановления издается приказ об отстранении соответствующего военнослужащего от исполнения должностных обязанностей.
Последствия освобождения и отстранения от должности. Освобождение от воинской должности влечет за собой прекращение военнослужащим ее замещения, что включает в себя прекращение выполнения конкретных должностных обязанностей, лишение возможности осуществления присущих для конкретной воинской должности прав и освобождение от ответственности за невыполнение конкретных должностных обязанностей. После издания приказа об освобождении военнослужащего от воинской должности она становится вакантной. Между тем при отстранении от воинской должности военнослужащий не допускается к исполнению обязанностей по ней и не может воспользоваться предоставленными ему по этой воинской должности правами только на период отстранения, т. е. на определенное время. При этом военнослужащий не освобождается от исполнения общих обязанностей военнослужащего, предусмотренных ст. 26 Федерального закона «О статусе военнослужащих». При отстранении военнослужащего от воинской должности последняя вакантной не становится. Это, пожалуй, является главным и наиболее значимым отличием отстранения от освобождения. При необходимости для исполнения обязанностей по данной воинской должности может быть назначен временно исполняющий обязанности в порядке, определенном ст. 12 Положения о порядке прохождения военной службы.
Существует мнение, что если военнослужащий отстранен от воинской должности, то его необходимо зачислять в распоряжение соответствующего командира (начальника). Хотя на практике чаще всего так и происходит, с этой позицией согласиться нельзя, поскольку основания зачисления в распоряжение определены ст. 13 Положения о порядке прохождения военной службы. Перечень этих оснований является исчерпывающим и не предполагает возможности зачисления в распоряжение в связи с отстранением от воинской должности. Вместе с тем в случае, когда в отношении военнослужащего возбуждено уголовное дело и имеется постановление следователя или прокурора о временном отстранении от должности, зачисление в распоряжение возможно. Однако и в этом случае военнослужащий может быть зачислен в распоряжение не в связи с отстранением от должности, а в связи с возбуждением в отношении его уголовного дела
· до вынесения решения по уголовному делу (подп. «в» п. 2 ст. 13 Положения о порядке прохождения военной службы).

Порядок увольнения военнослужащего по контракту при возбуждении уголовного дела

При получении командованием воинской части постановления (определения) о заключении военнослужащего под стражу он передается полномочному правоохранительному (судебному) органу с обязательным уведомлением военного прокурора. Передача военнослужащего оформляется приказом по воинской части. Военнослужащий, в отношении которого в качестве меры пресечения применено заключение под стражу, зачисляется в распоряжение командира (начальника) со дня заключения под стражу.

В связи с вступлением в законную силу приговора суда о назначении военнослужащему наказания в виде лишения свободы или лишения воинского звания, на основании поступившей в воинскую часть копии приговора, военнослужащий увольняется с военной службы со дня начала отбывания наказания. Копия приказа об увольнении с имеющимися в воинской части учетно-послужными документами и личные вещи направляются в военный комиссариат района (города) по месту воинского учета и месту жительства военнослужащего соответственно.

Отстранение военнослужащего от должности как мера государственного принуждения: основания, порядок, правовые последствия применения

Представляется возможным выделить два основания отстранения военнослужащего от должности: 1) совершение им деяния, подпадающего под признаки состава преступления (в рамках уголовно-процессуального производства); 2) наличие обстоятельств, изложенных в материалах внутрипроверочной комиссии и ревизии, проводимой по указанию командира воинской части или иного воинского должностного лица, подтверждающих факты хищений, промотания имущества, иных злоупотреблений, не подпадающих под признаки состава преступления (в дисциплинарном порядке). Отстранение от должности по первому основанию будет являться мерой уголовно-процессуального принуждения (ст. 111 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации), по второму основанию — мерой дисциплинарного пресечения. В первом случае отстранение осуществляется на основании вынесенного в целях обеспечения порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора следователем военной прокуратуры (с согласия военного прокурора) ходатайства перед судом об отстранении от должности при привлечении военнослужащего в качестве подозреваемого или обвиняемого . Причем командир воинской части, являющийся органом дознания, таким правом не наделен. ——————————— Статья 111 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. Статья 114 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Отстранение от должности — мера пресечения нарушения воинской дисциплины или преступления, применяемая в крайних, не терпящих отлагательства случаях, т. е. когда очевидно не только несоответствие лица занимаемой должности, но и то обстоятельство, что его дальнейшее пребывание в занимаемой должности несовместимо с исполнением служебных обязанностей, поскольку им причинен или высока вероятность причинения имущественного ущерба или нематериального вреда интересам Вооруженных Сил, других войск, воинских формирований и органов . ——————————— Статья 50 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Российской Федерации. Кудашкин А. В. Военная служба в Российской Федерации: теория и практика правового регулирования. СПб., 2003. С. 140.

А дело все в том, что зачисление военнослужащего в распоряжение является правом, а не обязанностью командира. И если он не реализует это право, то только во исполнение постановления суда он обязан издать приказ об отстранении (реально — освобождении) военнослужащего от должности и зачислении его в распоряжение, поскольку отстранение от должности в связи с возбуждением в отношении военнослужащего уголовного дела является, как уже было указано, мерой уголовно-процессуального принуждения (ст. 111 УПК РФ). Тем не менее Ю. Гаврилов отмечает, что «часто офицеры, находясь под следствием, продолжают служить, руководить подразделениями. Представление следователя на их отстранение от должности для армейского начальства не приказ, скорее предложение. Кто-то к нему прислушивается, другие отмахиваются. А разбор дела иногда длится многие месяцы. Все это время человек ходит на службу, командует людьми. И никто в высоких кабинетах не задумывается, какими глазами смотрят на такого руководителя подчиненные, какой урон это наносит базовому принципу военной службы — единоначалию» . Действительно, каково другим подчиняться людям с дискредитированной репутацией? И как это сказывается на атмосфере в тех частях и учреждениях, которые они возглавляют?

Вам будет интересно ==>  Прожиточный минимум по воронежской области с 01.01.2021

На взгляд автора, обязательным условием зачисления в распоряжение командира (начальника) воинских должностных лиц, в отношении которых возбуждены уголовные дела, должно являться обвинение указанных лиц в совершении не любых преступлений, а исключительно тех, которые сопряжены с их должностным положением. Правовым основанием для отстранения от должности и зачисления в распоряжение военнослужащего в этом случае будет считаться обвинительное заключение (обвинительный акт), вынесенное (вынесенный) следователем (дознавателем) при производстве предварительного расследования в порядке, предусмотренном УПК РФ. Иными словами, момент предъявления военнослужащему обвинения в совершении преступления с использованием своего должностного положения должен стать определяющим юридическим фактом для его автоматического зачисления в распоряжение. В том случае, если военный суд вынесет оправдательный приговор, военнослужащий вновь назначается на ту же (или равную) должность, на которой он находился до вынесения обвинительного заключения (обвинительного акта).

до возвращения военнослужащего в воинскую часть (если не принято иное решение о дальнейшем прохождении им военной службы) или до дня вступления в законную силу (включительно) решения суда о признании его безвестно отсутствующим либо об объявлении умершим;

в связи с переводом из Вооруженных Сил РФ в федеральный орган исполнительной власти или в федеральный государственный орган, в котором предусмотрена военная служба, и наоборот, а также из одного федерального органа исполнительной власти или федерального государственного органа, в котором предусмотрена военная служба, в другой:

Предъявление особых требований к лицам, желающим заключить контракт о прохождении военной службы, а также установление ограничений при заключении такого контракта обусловлено спецификой данного вида государственной службы, направлено на формирование воинских подразделений лицами, способными выполнять воинский долг, который обязывает военнослужащих, в частности, быть верными Военной присяге, беззаветно служить своему народу, мужественно и умело защищать свое Отечество, строго соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы Российской Федерации, требования общевоинских уставов, беспрекословно выполнять приказы командиров, совершенствовать воинское мастерство (часть первая статьи 26 Федерального закона «О статусе военнослужащих»).

Что касается требования заявителя разъяснить указанные нормы, то разъяснение положений действующих нормативных правовых актов не входит в полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, как не может быть рассмотрен Конституционным Судом Российской Федерации и вопрос о подтверждении конституционности того или иного нормативного акта по жалобам граждан (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2008 года № 400-О-О, от 25 февраля 2010 года № 170-О-О, от 22 апреля 2014 года № 810-О, от 24 июня 2014 года № 1367-О и от 19 июля 2016 года № 1480-О).

А так как военнослужащий находится в распоряжении, то у него нет должности и назначаться он в результате в наряд не может. Воинское звание в данном случае не играет роли, а имеет значение занимаемая должность, потому что черным по белому написано: «…назначается из числа офицеров по воинской должности не ниже такой-то должности и им равных».

Зачисление работающего военнослужащего в распоряжение — это фактически снятие его с должности без окончательного увольнения. Таким правом наделены руководители, в полномочия которых входит назначение служащих на данную вакансию. Список должностных лиц, обладающих правом подписывать приказы по личному составу, утверждается Министерством обороны РФ.

Но никто не гарантирует, что после этого в\служащий будет назначен на ту же должность.
Ведь «Назначение военнослужащего на воинскую должность производится в случае, если он отвечает требованиям, предъявляемым к данной воинской должности. При этом учитываются уровень профессиональной подготовки военнослужащего, его психологические качества, состояние здоровья и иные обстоятельства, предусмотренные настоящим Положением. «

Не зная, на каком основании прекращено уголовное дело, сложно что-либо советовать. Если «за отсутствием состава» — одно, » в связи с примирением сторон» или «истечением срока давности» — другое.
Одно можно сказать точно — воин, в отношении которого завели уголовку в 99% будет уволен.

Дознаватель производит осмотр места происшествия, местно­сти, жилища, иного помещения, предметов и документов. В случаях, не терпящих отлагательства, осмотр места происшествия может быть произведен до возбуждения уголовного дела. После осмотра и освиде­тельствования оформляются протоколы. Осмотр жилища производит­ся только с согласия проживающих в нем лиц или на основании су­дебного решения.

Для получения практических навыков по расследованию пре­ступлений дознаватели по плану, составленному надзирающим воен­ным прокурором и руководителем военного следственного отдела при военной прокуратуре, участвуют в учебных сборах дознавателей и проходят ежегодную стажировку сроком 10 рабочих дней в военной прокуратуре.

Заведено уголовное дело

1. Признать положение абзаца девятого пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», согласно которому военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, за исключением случаев, когда военнослужащий находится под следствием, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 46 (часть 1), 55 (часть 3) и 59, в той мере, в какой данное нормативное положение — по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, — позволяет оставлять военнослужащего в списках личного состава воинской части по истечении срока военной службы по призыву, увеличивая тем самым установленный законом срок военной службы, в случае если в отношении военнослужащего не избрана мера пресечения, в реализации которой в соответствии с действующим правовым регулированием участвует командование воинской части.
2. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
3. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в «Российской газете» и «Собрании законодательства Российской Федерации». Постановление должно быть опубликовано также в «Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации».

1. В соответствии с Федеральным законом от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» по истечении срока военной службы по призыву военнослужащий подлежит увольнению с военной службы (подпункт «б» пункта 1 статьи 51); окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части (абзац первый пункта 11 статьи 38); военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы (абзац второй пункта 11 статьи 38), за исключением ряда случаев, в частности когда военнослужащий находится под следствием (абзац девятый пункта 11 статьи 38).
В отношении заявителя по настоящему делу гражданина И.Н. Куашева, проходившего военную службу по призыву, срок которой истекал 8 июня 2008 года, 28 марта 2008 года было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного пунктами «а» и «в» части второй статьи 163 УК Российской Федерации (вымогательство, совершенное группой лиц по предварительному сговору с применением насилия). После выполнения неотложных следственных действий дело было передано для производства предварительного следствия в военный следственный отдел Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Сочинскому гарнизону.
В рамках производства по данному уголовному делу И.Н. Куашев был допрошен в качестве подозреваемого 12 мая 2008 года, обвинение ему было предъявлено лишь 4 декабря 2008 года, а 8 декабря 2008 года избрана мера пресечения в виде наблюдения командования воинской части, при этом в силу абзаца девятого пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» он продолжал числиться в списках личного состава воинской части. Действия должностных лиц следственных органов, неоднократно продлевавших срок предварительного следствия по уголовному делу в отношении И.Н. Куашева, были обжалованы его адвокатом и признаны незаконными и необоснованными Постановлением судьи Сочинского гарнизонного военного суда от 16 декабря 2008 года.
Поступившее 10 декабря 2008 года в военную прокуратуру Сочинского гарнизона уголовное дело с обвинительным заключением было возвращено для производства дополнительного следствия, устранения выявленных недостатков и пересоставления обвинительного заключения. 18 февраля 2009 года обвинительное заключение в отношении И.Н. Куашева утверждено военным прокурором Сочинского гарнизона, и дело направлено в Волгоградский гарнизонный военный суд (по месту совершения преступления) для рассмотрения по существу.
3 февраля 2009 года ранее избранная в отношении И.Н. Куашева мера пресечения была отменена и избрана мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке. Приказом командира воинской части от 24 февраля 2009 года И.Н. Куашев исключен из списков личного состава воинской части.
Гражданин И.Н. Куашев оспаривает конституционность положений пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в части, послужившей нормативно-правовым основанием для ограничения его права быть уволенным с военной службы по призыву по окончании срока военной службы. По мнению заявителя, эти положения, позволяющие после окончания установленного законом срока военной службы по призыву удерживать на военной службе военнослужащего, в отношении которого возбуждено уголовное дело, а мера пресечения не избрана, нарушают права и свободы, гарантируемые статьями 2, 15, 19, 22 и 27 Конституции Российской Федерации.
Таким образом, в силу статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу является нормативное положение, содержащееся в абзаце девятом пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», в соответствии с которым военнослужащий не подлежит исключению из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы в случае, когда он находится под следствием.
2. Согласно Конституции Российской Федерации защита Отечества — долг и обязанность гражданина Российской Федерации; гражданин Российской Федерации несет военную службу в соответствии с федеральным законом (статья 59, части 1 и 2). Воплощая данное конституционное предписание в правовом регулировании, федеральный законодатель обеспечивает надлежащее выполнение гражданином обязанностей, обусловленных несением военной службы, и одновременно — правомерный характер деятельности соответствующих органов и должностных лиц.
По смыслу статьи 59 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 17 (часть 3), 19 (части 1 и 2), 55 (части 2 и 3), 60 и 71 (пункты «в», «м»), особенности правового статуса военнослужащего предполагают определенные ограничения конституционных прав и свобод лиц, несущих военную службу, вводя которые федеральный законодатель должен исходить из целей и конституционного предназначения военной службы как таковой и обеспечивать соразмерность (пропорциональность) вводимых ограничений этим целям с учетом характера и объективных условий ее прохождения.
3. Предусмотренный абзацем девятым пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» запрет исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части в день истечения срока военной службы по призыву в случае, если он находится под следствием, означает для военнослужащего ограничение права на увольнение с военной службы по истечении срока военной службы. Этот запрет носит общий характер, т.е. предполагает обязательное оставление военнослужащего в таком случае в списках личного состава воинской части и не зависит ни от усмотрения командования, ни от волеизъявления самого военнослужащего.
Вместе с тем такая ограничительная мера — как по буквальному смыслу названного законоположения, так и исходя из его места в системе правовых норм, определяющих статус военнослужащих, а также устанавливающих порядок и условия осуществления уголовного судопроизводства, включая применение мер процессуального принуждения, предусмотренных главами 13 и 14 УПК Российской Федерации, — не обусловлена сущностью и характером военной службы и направлена не на обеспечение исполнения обязанностей военной службы, а на обеспечение осуществления уголовного преследования.
Оставление военнослужащего в списках личного состава воинской части на основании абзаца девятого пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» представляет собой, таким образом, меру обеспечительного характера, необходимость которой обусловлена проведением в отношении этого военнослужащего предварительного расследования, и которая может иметь место только при наличии соответствующих уголовно-процессуальных правоотношений, возникающих и развивающихся на основании уголовно-процессуального закона. Это вытекает и из статьи 1 УПК Российской Федерации, прямо закрепляющей, что порядок уголовного судопроизводства устанавливается данным Кодексом, основанным на Конституции Российской Федерации, и является обязательным для судов, органов прокуратуры, органов предварительного следствия и органов дознания, а также иных участников уголовного судопроизводства (части первая и вторая).
Следовательно, само по себе положение абзаца девятого пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» не может считаться надлежащим и самостоятельным основанием для ограничения права военнослужащего на своевременное увольнение с военной службы и не должно применяться вне контекста уголовно-процессуальных норм. Иное означало бы отступление от требования равенства при осуществлении уголовного преследования в отношении граждан, несущих военную службу (статьи 19 (части 1 и 2) и 59 Конституции Российской Федерации), при том что такого рода ограничения из закона, устанавливающего обязанности военной службы, не вытекают и с точки зрения ее целей не могут быть признаны ни обоснованными, ни соразмерными.
4. Использованное в Федеральном законе «О воинской обязанности и военной службе» понятие «нахождение под следствием», исходя из смысла уголовно-процессуального регулирования, может означать только, что по возбужденному уголовному делу осуществляется уголовное преследование в отношении военнослужащего. Между тем сам по себе данный юридический факт, влекущий возникновение и развитие уголовно-процессуальных отношений, не рассматривается в уголовном процессе как достаточное основание для дальнейших ограничений в правовом статусе лица, подвергаемого уголовному преследованию, которые возможны лишь на основе особых актов органов уголовного судопроизводства. Следовательно, применение положения абзаца девятого пункта 11 статьи 38 названного Федерального закона, соответственно, также не должно иметь места без принятия специального процессуального решения должностными лицами органов предварительного расследования или судом.
Согласно статьям 97 и 98 УПК Российской Федерации дознаватель, следователь, а также суд в пределах предоставленных им полномочий вправе избрать подозреваемому, обвиняемому одну из мер пресечения, предусмотренных данным Кодексом, а именно подписку о невыезде, личное поручительство, наблюдение командования воинской части, залог, домашний арест, заключение под стражу, что допустимо только при наличии закрепленных именно уголовно-процессуальным законом оснований. В целях обеспечения установленного Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядка уголовного судопроизводства, надлежащего исполнения приговора дознаватель, следователь или суд вправе применить к подозреваемому или обвиняемому также иные меры процессуального принуждения, в частности обязательство о явке (пункт 1 части первой статьи 111, статья 112 УПК Российской Федерации).
В отношении подозреваемых и обвиняемых, являющихся военнослужащими, при наличии соответствующих оснований может быть избрана любая из указанных мер процессуального принуждения. В качестве же специальной меры пресечения, применяемой только к военнослужащим, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации называет наблюдение командования воинской части, которое состоит в принятии мер, предусмотренных уставами Вооруженных Сил Российской Федерации, для того чтобы обеспечить выполнение этим лицом обязательств, указанных в пунктах 2 и 3 статьи 102 данного Кодекса (являться по вызовам дознавателя, следователя и в суд в назначенный срок, иным путем не препятствовать производству по уголовному делу), и допускается лишь с согласия подозреваемого, обвиняемого; при этом командованию воинской части направляется постановление об избрании данной меры пресечения и разъясняется существо подозрения или обвинения и его обязанности по исполнению данной меры пресечения (статья 104).
Кроме того, военнослужащие, являющиеся подозреваемыми, обвиняемыми, согласно Федеральному закону от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», в случаях и порядке, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, данным Федеральным законом и иными нормативными правовыми актами, регламентирующими организацию и порядок несения гарнизонной и караульной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации, содержатся на гауптвахтах (статья 11), а командиры войсковых частей (кораблей), в ведении которых находятся гауптвахты, и начальники гарнизонных гауптвахт рассматриваются как начальники мест содержания под стражей (часть третья статьи 12).
В силу того что при избрании в отношении военнослужащих — подозреваемых, обвиняемых в совершении преступления, таких уголовно-процессуальных мер пресечения, как наблюдение командования воинской части или заключение под стражу с содержанием на гауптвахте, обязанности по исполнению этих мер возлагаются законом на органы и должностных лиц, обеспечивающих порядок несения военной службы, командование воинской части и наделяется правомочием не исключать военнослужащего из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы, если в отношении этого военнослужащего применяется соответствующая мера пресечения.
Таким образом, применительно к случаям, когда в отношении военнослужащего в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, избрана мера пресечения, которая сопряжена с его пребыванием в статусе военнослужащего и в реализации которой, соответственно, участвует командование воинской части (наблюдение командования воинской части или заключение под стражу с содержанием на гауптвахте), правомочие командования воинской части не исключать военнослужащего из списков личного состава воинской части по истечении срока военной службы — хотя при этом и увеличивается установленный законом срок военной службы — в системе действующего правового регулирования не может рассматриваться как несоразмерное ограничение прав военнослужащих, в том числе вытекающих из статьи 59 Конституции Российской Федерации.
Оставление военнослужащего в списках личного состава воинской части по истечении установленного срока военной службы по призыву, осуществляемое на основании абзаца девятого пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» во взаимосвязи с положениями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, определяющими основания и порядок избрания и исполнения мер пресечения, может быть признано правомерным, в том числе с точки зрения требований, вытекающих из статей 1 (часть 1), 18, 19 (часть 1), 22 (часть 1), 55 (часть 3) и 59 Конституции Российской Федерации, при условии избрания в отношении военнослужащего той уголовно-процессуальной меры пресечения, в реализации которой в соответствии с действующим правовым регулированием участвует командование воинской части, и при соблюдении соответствующих процессуальных гарантий, установленных уголовно-процессуальным законом для лиц (подозреваемый, обвиняемый), в отношении которых осуществляется уголовное преследование.
5. Вытекающим из статей 1 (часть 1), 6 (часть 2), 17 (часть 3) и 19 Конституции Российской Федерации принципом юридического равенства обусловливается необходимость формальной определенности, точности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования, поскольку юридическое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы. Законоположения, не отвечающие указанным критериям, порождают противоречивую правоприменительную практику, создают возможность их неоднозначного истолкования и произвольного применения и тем самым нарушают конституционные гарантии государственной, в том числе судебной, защиты прав, свобод и законных интересов граждан, включая реализуемые в процедурах уголовного преследования за совершение преступления (статьи 45, 46 и 49 (часть 1) Конституции Российской Федерации).
Поскольку понятие «нахождение под следствием» в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации непосредственно не используется, положение абзаца девятого пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», сформулированное как универсальное правило, по своему содержанию является неопределенным с точки зрения уголовно-процессуального статуса привлекаемого к уголовной ответственности военнослужащего. Допуская оставление военнослужащего на военной службе по истечении законно установленного срока на основании одного лишь факта возбуждения в отношении него уголовного дела, при отсутствии надлежащих процессуально оформленных решений органов уголовного судопроизводства, оно тем самым создает возможность применения данной ограничительной меры без предусмотренных уголовно-процессуальным законом оснований, хотя данная мера направлена исключительно на обеспечение возможности осуществлять уголовное преследование и не обусловлена целями и задачами военной службы, вытекающими из статей 59 и 71 (пункт «м») Конституции Российской Федерации.
Такое регулирование ставит военнослужащих в неравное положение с другими лицами, в отношении которых при возбуждении уголовного дела какие-либо обременения, обусловленные их уголовным преследованием по возбужденному уголовному делу, допускаются только при наличии основанных на законе решений (актов) дознавателя, следователя или суда, при том что эти решения могут быть обжалованы в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации. Военнослужащий же, являющийся подозреваемым, обвиняемым, — при отсутствии у органов уголовного судопроизводства обязанности принимать решения, влекущие дальнейшие ограничения статуса военнослужащего, — не может реализовать право на обжалование примененной в отношении него ограничительной меры по правилам статей 123 — 125 УПК Российской Федерации. При этом военнослужащий лишен и права ходатайствовать перед органами уголовного судопроизводства об отмене решения командования воинской части о его оставлении в списках личного состава воинской части, в то время как право обратиться с соответствующим ходатайством признается в отношении любых других процессуальных решений, связанных с мерами процессуального принуждения.
Следовательно, обусловленная уголовным преследованием в отношении военнослужащего ограничительная мера, закрепленная в абзаце девятом пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», носит дискриминационный характер по отношению к военнослужащим, срок военной службы которых истек, как участникам уголовного судопроизводства, т.е. нарушает требование равенства перед законом лиц, имеющих одинаковый уголовно-процессуальный статус. Такая дискриминация в зависимости от рода и характера занятий недопустима в силу статьи 19 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации. Из этого исходит и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, устанавливающий единый порядок уголовного судопроизводства, распространяющийся в том числе на военнослужащих.
Применение абзаца девятого пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» вне необходимой взаимосвязи с уголовно-процессуальным законом не согласуется также с предписаниями Конституции Российской Федерации, по смыслу которых граждане, несущие военную службу, реализуют права и обязанности военнослужащих, а также право на судебную защиту в случае уголовного преследования на основе принципов равенства и справедливости при предоставлении им гарантий от несоразмерных ограничений во всех сферах личной и общественной жизни.
6. Таким образом, положение абзаца девятого пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2), 46 (часть 1), 55 (часть 3) и 59, в той мере, в какой оно — по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, — позволяет оставлять военнослужащего в списках личного состава воинской части по истечении срока военной службы по призыву, увеличивая тем самым установленный срок такой службы, — в случаях, когда в отношении военнослужащего не избрана мера пресечения, в реализации которой в соответствии с действующим правовым регулированием участвует командование воинской части.
Этим не исключается правомочие федерального законодателя устанавливать — руководствуясь требованиями Конституции Российской Федерации и с учетом настоящего Постановления — ограничения правового статуса военнослужащих, обусловленные их уголовным преследованием. До внесения же федеральным законодателем изменений и дополнений в регулирование правового статуса военнослужащих положение абзаца девятого пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» может применяться только в случаях, когда в отношении военнослужащего избрана мера пресечения (наблюдение командования воинской части, заключение под стражу с содержанием на гауптвахте), в реализации которой согласно действующему правовому регулированию участвует командование воинской части.
В отношении военнослужащих, не исключенных из списков личного состава воинской части по истечении срока военной службы в связи с их уголовным преследованием, органам уголовного судопроизводства — в силу настоящего Постановления — надлежит решить вопрос о возможности применения к этим военнослужащим меры пресечения, в реализации которой согласно действующему правовому регулированию участвует командование воинской части, а командованию воинской части — в случае если такая мера не будет назначена — принять соответствующее решение об исключении военнослужащего из списков воинской части.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 79 и 100 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

Вам будет интересно ==>  Можно Ли Привлечь К Административной Ответственности Инвалида 2 Группы

Еще один очень важный момент, который запрещает ставить в наряд. Например, Дежурный по гарнизону назначается из числа офицеров воинских частей гарнизона по воинской должности не ниже командира роты (батареи) и им равных. Отсюда видно, что в наряд могут назначаться только военнослужащие, находящиеся на должности не ниже той, которая необходима для этого наряда. В Уставе внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации и Уставе гарнизонной, комендантской и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации этот момент затрагивает некоторые виды нарядов. А так как военнослужащий находится в распоряжении, то у него нет должности и назначаться он в результате в наряд не может. Воинское звание в данном случае не играет роли, а имеет значение занимаемая должность, потому что черным по белому написано: «…назначается из числа офицеров по воинской должности не ниже такой-то должности и им равных».

Командиром части каждый учебный период издается приказ о введении регламента служебного времени, а именно распорядка дня, согласно которому военнослужащие руководствуются в повседневной служебной жизнедеятельности, то есть, в какое время суток приходить на построения, уходить на обед и с военной службы. Отсюда и вытекает, что согласно первому пунктику Вы обязаны выполнить приказ командира части и соблюдать регламент служебного времени. А если Вы «забьёте болт» на построения, то тут вступает в силу второй пунктик этой статьи, а именно согласноДисциплинарного устава ВС РФПриложению № 7 п.1 к грубым дисциплинарным проступкам относятся отсутствие военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, или офицера, проходящего военную службу по призыву, в воинской части или установленном за пределами воинской части месте военной службы без уважительных причин более четырех часов подряд в течение установленного ежедневного служебного времени. А за систематическое нарушение распорядка дня могут применить дисциплинарные наказания, согласно п. 61, 67 и 68Дисциплинарного устава ВС РФ. То есть сначала объявят выговор, потом строгий выговор, затем предупреждение о неполном служебном соответствии, а там далее могут уволить по НУК. Поэтому лучше приходить, сначала каждый день на построение утром и после обеда, потом можно каждый день только утром, затем начинаете сводить этот момент к минимуму. Сначала Вас пожурят, но потом все привыкнут, да и забывать станут, в связи с собственной загруженностью по военной службе и Вы спокойно будете теперь приходить только по понедельникам на построение. Но если Ваш командир пойдет на принцип и захочет, чтобы Вы находились на территории части каждый день согласно распорядка дня, а Вам необходимоотлучиться с территории воинской части по личным обстоятельствам, то тут придёт на помощьВоенная смекалка.

Ссылка на основную публикацию